На главную



Замок короля
Энциклопедия техники
" 1 8 A C D G I K M N O P S T « А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
"Центурион" - универсальный танк

"Центурион" - универсальный танк
       ПРОЕКТ И РАЗВИТИЕ
        В ходе Второй Мировой войны британские танки были сильно скомпрометированы неудачной доктриной использования трех специфических типов танков для проведения бронетанковых операций. Маленькие скоростные легкие танки использовались для рекогносцировки и разведки. Класс медленных тяжело бронированных "пехотных" танков был предназначен для штурма вражеских опорных пунктов и укрепленных позиций с целью непосредственной поддержки наступающей пехоте подобно тактике 1917-18 годов на Западном Фронте. Кроме того, класс более быстрых, легко бронированных "крейсерских" танков был предназначен для развития успешного прорыва пехоты вражеского фронта или охвата флангов противника в традиционной манере кавалерии. Ни один из этих классов танков не был изначально предназначен для ведения боя и уничтожения танков противника.
        После эвакуации британской Экспедиционной армии из Дюнкерка в мае 1940 года Великобритания осталась лишь с горсткой танков. Соответственно Великобритания была вынуждена продолжить производство имевшихся, пусть и неудачных, конструкций, чтобы иметь в строю хоть какие-нибудь танки на единственном театре боевых действий против Держав оси - в Северной Африке. Там серьезные дефекты британских танков стали ещё более очевидными. Крейсерские танки, хотя и быстрые и высокоманевренные, были хронически ненадежными. В боях против итальянцев это не составляло особенной проблемы, поскольку большая их часть могла быть восстановлена после боя. Однако в стремительных сражениях с "Afrika Korps" Роммеля существенная часть британских танков была потеряна из-за механических поломок; часто более половины брошенных в бой машин. Уважение к британской бронетехнике было столь низким, что "Afrika Korps", неизменно вводивший в строй любую трофейную машину союзников для возмещения потерь, редко поступал так с британскими танками кроме сильно бронированного пехотного танка "Matilda MkII".
        В течение 1942 года британская 8-ая армия в Северной Африке начала получать большое количество американских танков типа M4 "Sherman". Основными достоинствами танка "Sherman" были его механическая надежность и эффективная 75мм пушка, уравнивавшая шансы с вражескими танками, хотя британская тактика использования бронетанковых соединений часто оставалась несовершенной в сравнении с немецкой. Тем временем последние вводили новые и улучшенные модели танков учитывая горький опыт на Восточном Фронте против Советского Союза. В частности, "Panzerkampfwagen V", или "Panther", введенный в строй в период колоссальной Курской битвы в июле 1943 года, стал неприятной неожиданностью для западных союзников, поскольку они не имели ничего, чтобы противопоставить этиму мощному танку с толстой броню и высокоскоростной 75мм пушкой L/70, способной поразить танк "Шерман" на вдвое большей дистанции при любом непосредственном столкновении. Часто получалось, что три - четыре потерянных "Шермана" приходились на одну уничтоженную "Пантеру" или "Тигра" - отношение, которое, понятно, имело вредное воздействие на боевой дух танковых экипажей союзников.
        К 1943 году британцы сконструировали очень эффективную 76.2мм "17-фунтовую" противотанковую пушку с характеристиками, аналогичными 75мм пушке "Пантеры". В то время не существовало проекта британского танка пригодного к установке такого тяжелого орудия из-за ограниченного размера их башен. Имевшиеся в избытке корпуса танков были переделаны для монтажа новой пушки в открытых сверху башнях и рубках. Такие истребители танков, как "Арчер" и "Ахиллес" могли поддерживать бронетанковые соединения, но они имели ограниченную ценность в ходе наступления. В качестве временной меры сотни танков "Sherman" были оснащены 17-фунтовой пушкой в модифицированной башне. Эта модель была известна как "Sherman Firefly" и составляла почти четверть всех танков в британских подразделениях. Такая комбинация вышла настолько удачной, что "Sherman Firefly" стал приоритетной целью для немецких расчетов противотанковой артиллерии и танкистов в ходе Нормандской кампании летом 1944 года.
        Несмотря на очевидность обратного, британский Генеральный штаб сохранил веру в использование и пехотных и крейсерских танков, хотя танкисты высказывали мнение в пользу концепции единственного или "универсального" танка. Ко времени дня "Д" в июне 1944 года двумя главными типами танков были "Черчилль" и "Кромвель". Оба заметно уступали своим противникам, особенно в отношении огневой мощи, поскольку они все еще были вооружены пушками с характеристиками, подобными пушкам танка "Sherman" образца 1942 года. Для преодоления этого отставания Генеральный штаб предложил спроектировать танк, изначально приспособленный к установке 17-фунтовой пушки. Главные требования к танку, обозначенному "Крейсерский танк A41", были сформулированы руководством Королевского Бронетанкового Корпуса (Director of the Royal Armoured Corps (DRAG)) на 35-ой сессии Танкового Управления, проведенной 7 октября 1943 года. Танк должен был весить 45 тонн, оснащаться бензиновым двигателем мощностью 650 лошадиных сил, иметь 3-дюймовую лобовую броню с рациональными углами наклона, и вооружаться 76.2мм 17-фунтовой пушкой. Все эти особенности были фактически идентичны "Пантере", которая к этому времени наносила урон союзническим танковым соединениям на Восточном и Итальянском фронтах, в то время как A41 не было даже в проекте.
        Из-за прошлой неполноценности конструкции британских танков разработка A41 была поручена финансируемому правительством Отделу проектирования танков (Department of Tank Design), а не частным компаниям. Выбор главного вооружения определил диаметр погона башни, который в свою очередь диктовал ширину машины. Эти размеры также лимитировались шириной мостов и железнодорожных платформ. Потребность обеспечить защиту от немецких танковых и противотанковых пушек, включая ужасные 88-миллиметровые, повлияла на толщину брони корпуса и башни и, соответственно, полный вес машины. Эффективность немецких противотанковых пушек послужила поводом к требованию установки на А41 крупнокалиберного скорострельного оружия, помимо основного. Оно было предназначено, чтобы пробивать бронированные щиты, защищающие вражеские расчеты противотанковых орудий, не тратя впустую выстрелы 17-фн. пушки. Была выбрана 20мм пушка
        Из-за прошлой неполноценности конструкции британских танков разработка A41 была поручена финансируемому правительством Отделу проектирования танков (Department of Tank Design), а не частным компаниям. Выбор главного вооружения определил диаметр погона башни, который в свою очередь диктовал ширину машины. Эти размеры также лимитировались шириной мостов и железнодорожных платформ. Потребность обеспечить защиту от немецких танковых и противотанковых пушек, включая ужасные 88-миллиметровые, повлияла на толщину брони корпуса и башни и, соответственно, полный вес машины. Эффективность немецких противотанковых пушек послужила поводом к требованию установки на А41 крупнокалиберного скорострельного оружия, помимо основного. Оно было предназначено, чтобы пробивать бронированные щиты, защищающие вражеские расчеты противотанковых орудий, не тратя впустую выстрелы 17-фн. пушки. Была выбрана 20мм пушка "Polsten" в отдельной независимой установке, огонь из неё вёл заряжающий.
        Для A41 был выбран бензиновый двигатель "Метеор", реконструированный из известного мотора "Роллс - Ройс Мерлин", который устанавливался на истребители "Спитфайр", "Харрикейн" и бомбардировщик "Ланкастер". С мощностью, уменьшенной до 650 л/с, "Метеор" дал адекватное отношению мощности к массе и желательную степень надежности, что подтверждалось его применением на танках "Комета" и "Кромвель". На танке установили коробку передач "Merritt-Brown" с дифференциальным механизмом поворота, пятью скоростями для движения вперед и двумя заднего хода. Этот агрегат также был опробован на "Кромвеле" и "Комете" и дал приемлемую комбинацию мощности и гибкости для танка значительно большего веса. Как и любой бензиновый двигатель, "Метеор" страдал повышенной пожароопсностью. Чтобы минимизировать эту угрозу были приняты специальные меры, вроде размещения боеукладки главного орудия ниже уровня погона башни. Опыт показал, что большинство подбитых танков было уничтожено при пробитии брони башни и детонации, размещённой в ней боеукладки - специфический недостаток Шермана, который привёл к гибели многих танковых экипажей.
        Рассматривались несколько систем подвески, поскольку подвеска типа "Кристи" предыдущих моделей "крейсерских танков" была признана неподходящей для танка, весящего столько, сколько A41. В конце концов, остановились на подвеске типа "Horstmann" со сблокированными на тележке катками, поскольку она давала хорошую проходимость и простоту обслуживания. Эти внешние узлы было также проще заменить после повреждения на минах, чем внутренние детали торсионной подвески, предпочитаемой немцами. Еще одним новшеством была установка автомобильного двигателя "Morris" мощностью 8 л/с в качестве вспомогательного генератора, обеспечивающего электричеством радио, зарядку аккумуляторной батареи и аппаратуру управления пушкой без необходимости запускать основной двигатель.
        К февралю 1944 года на компоновке А41 отразились мнения фронтовиков. Хотя преимущества 20мм пушки "Polsten" для подавления противотанковой артиллерии были очевидны, раздавались настойчивые требования установить вместо неё спаренный пулемет. Решили, что стрельба из 20мм пушки будет отвлекать заряжающего от его основных задач - обслуживания главного орудия и обеспечения радиосвязи. В любом случае было решено строить первые опытные образцы с различными комбинациями вспомогательного вооружения, включая и 20мм пушку. Заключительную спецификацию на A41 рассмотрели и приняли на 38-ой сессии Бронетанкового Управления, проведенной 23 февраля 1944 года. Управление рекомендовало производство 20 опытных образцов, распределив заказы между государственными оружейными предприятиями Вулиджа (Woolwich Arsenal) и Ноттингема.
        24 мая 1944 года, за несколько дней до вторжения в Европу, на внеочередном заседании Консультативного Комитета DRAC на предприятии AEC Limited в Саутхолле был рассмотрен макет A41 и определены заключительные детали различных прототипов. За следующие месяцы были составлены детальные планы производства и изготовлены комплектующие изделия. Из-за требования продолжать производство существующих танков для возмещения высоких потерь в Нормандской кампании, постройка опытных образцов A41 не начиналось до января 1945 года. Тем временем вовсю прорабатывался проект новой, полностью литой, башни, обеспечивавшей лучшую баллистическую защиту. Новшества так же включали установку обычного спаренного пулемета и командирской башенки с круговым обзором. Новая башенка должна была устанавливаться на проект, обозначенный как A41A "Тяжелый крейсерский танк".
        В апреле 1945 года первый опытный образец A41 был отправлен из Вулиджского Арсенала (Woolwich Arsenal) в юго-восточном Лондоне в Бронетанковый Испытательный Центр (Fighting Vehicles Proving Establishment), в Чертси, в графстве Суррей. К этому времени тяжелый крейсерский танк A41 назвали "Центурионом", хотя это имя было первоначально зарезервировано для A30 - вооружённого 17-фунтовой пушкой истребителя танков на удлиненном шасси танка "Cromwell", получившего в итоге наименование "Challenger". Испытания "Центуриона" были начаты немедленно и оказались настолько успешными, что было решено послать несколько ранних опытных образцов в северо-западную Европу с целью опробовать их в реальных условиях. Под кодовым названием "Операция "Часовой"" (Operation Sentry) шесть опытных образцов "Центуриона" прибыли в Бельгию вскоре после победы в Европе для испытаний в составе 5-ого Королевского Драгунского Иннискиллингского Гвардейского полка (5th Royal Inniskilling Dragoon Guards) и 5-ого Королевского Танкового Полка (5th Royal Tank Regiment). Испытания продолжались весь июль, и относительно нового танка в войсках сложилось высокое мнение, хотя 20мм пушка "Polsten" в качестве вспомогательного оружия не вызвала энтузиазма, предпочтение было на стороне спаренного пулемета.
        Результаты Операции "Часовой" рассматривали на 22-ой сессии Консультативного Комитета DRAC, проведенной 22 августа 1945 года. Поскольку существенной критики не прозвучало, был дан зелёный свет программе производства 800 "Центурионов", включая 100 A41*, или "Центурион Мк 1" с 17-фунтовой пушкой и спаренным 7.92мм пулемётом "Besa". Остальные выпускаемые машины были модели A41A, или "Центурион Мк 2", из которых первые 100 должны были иметь 17-фунтовые пушки, а следующий версии - 83.4мм "20-фунтовые" пушки, которые тогда разрабатывались. Производство "Центуриона" началось в ноябре 1945 года, первые танки были поставлены в феврале 1946 года. К октябрю была одобрена модифицированная башня с 20-фунтовой пушкой, и "Центурионы Мк 3" стали стандартной моделью, производство которой стартовало в начале 1947 года. К этому времени более ранние марки были широко распространены в британской армией, но "Центуриону" не предназначалась долгая служба.
        Генеральный штаб был теперь предан идее Универсального Танка для замены дискредитированных типов пехотных и крейсерских танков, включая и "Центурион", который представлялся замыкающим в линии малоудачных проектов крейсерских танков периода войны. В сентябре 1946 года Генеральный штаб одобрил проект Универсального Танка A45, впоследствии обозначенного FV201. Основными для проекта были возможности семейства FV200, на базе которого предполагалось разработать ряд специализированных вариантов: огнемётный танк, минный трал и десантно-штурмовую машину, в общем все роли, предназначенные для бронированных машин специального назначения 79-ой Бронетанковой дивизии в ходе Второй Мировой Войны. Поскольку полагали, что "Центурион" не подвержен такой модификации, чтобы принять на себя все эти задачи, FV201 должен был его заменить. Однако, до тех пор, пока FV201 не вступит в строй, производство "Центурионов" должно было продолжаться. Первый опытный образец FV201 появился в октябре 1947 года, но проектирование нескольких специализированных вариантов, как оказалось, было затруднительным без значительных изменений корпуса. Это в значительной степени ставило под угрозу саму концепцию Универсального Танка, и в октябре 1948 года проект пушечного танка FV201 был закрыт. Разработка семейства машин специального назначения продолжалась в неторопливом темпе, пока также не была отменена в 1949 году. После неудачной попытки использования избыточных корпусов "Черчилля" полное семейство бронированных машин специального назначения было впоследствии построено на базе "Центуриона", несмотря на все предварительные требования Генерального штаба.
        Армады советских танков за Железным занавесом оставались огромной угрозой, а появление тяжелого сильно бронированного танка ИС-3 с его мощной 122мм пушкой на Берлинском параде победы в 1945 году испугало западных союзников. Ни американцы, ни британцы не имели ничего подобного, и обе страны осознали потребность в тяжелом танке с похожими характеристиками. Американцы быстро разрабатывали тяжелый танк M103, вооружённый 120мм пушкой. С кончиной программы FV201 британцы начали разработку новой башни с такой же 120мм пушкой для установки на измененное шасси FV201. Получившуюся машину назвали "Тяжёлый пушечный танк FV214 Конкерор". Первые прототипы появились к началу 1952 года. Войсковые испытания "Конкерора" начались в 1955 году, а в 1956 году танк был принят на вооружение. Таким образом, так называемый "Универсальный Танк", который был предназначен на замену "Центуриону" наконец появился в ограниченном количестве как специализированный дальний истребитель танков. По иронии судьбы характеристики 105мм пушки L7, которая впоследствии устанавливалась на более поздние модификации "Центуриона" устранили потребность в тяжелом танке типа "Конкерора", в 1966 году он был снят с вооружения. За неимением иного "Центурион" стал британским "Универсальным Танком".
        Эффективность концепции тяжелого танка ещё более подорвало введение революционной формы бронебойных боеприпасов - APDS или бронебойных подкалиберных снарядов с отделяющимся поддоном (Armour Piercing Discarding Sabot). Базирующийся на изобретении чешского ученого, сбежавшего от нацистов, кинетический снаряд APDS очень увеличивал бронепробивающую способность любого снаряда данного калибра, так боеприпас APDS 20-фунтовой пушки имел вдвое большую бронепробиваемость, чем известный 88мм бронебойный снаряд времён Второй Мировой войны. Снаряды APDS начали поступать на вооружение "Центурионов Мк 3", которые в больших количествах поступили на вооружение британской армии в 1948 году. Это была одна из главных причин, по которой "Центурион", как считалось после испытаний проведённых в том же году, превосходил советские танки типа ИС-3. Другим важным фактором было превосходство системы управления огнём "Центуриона" над современными ему моделями. СУО включала эффективный стабилизатор орудия, который позволял наводчику сопровождать цель во время движения и значительно ускорял время обстрела цели. Это был всего лишь один аспект, из тех, которые сделали "Центурион" таким успешным средним танком.
ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ТАНКА "ЦЕНТУРИОН МК. 3"
        Подобно большинству танков своего времени, "Центурион" имел обычную компоновку. Передняя часть машины была разделена вдоль; отделение управления с местом водителя справа и боеукладка на 20 снарядов и 10-галлонный водяной бак слева. Боевое отделение с башней кругового вращения занимало центральную часть танка, командир и наводчик находились в башне справа от орудия, заряжающий - слева. В кормовой части танка народилось моторное отделение с двигателем "Метеор" и вспомогательным двигателем, топливными баками и воздухоочистителями. Позади моторного отделения находилась коробка передач "Merrit - Brown", вентиляторы охлаждения, радиаторы и рулевые тормоза, управляющие, расположенными сзади ведущими колёсами (звёздочками).
        Доступ к месту водителя осуществлялся через двустворчатый подпружиненный люк в верхней плите корпуса. Органы управления включали, слева направо, педали сцепления, тормоза и газа, рукоять переключения передач в центре, рычаги управления механизмами поворота по обе стороны от места водителя и ручной тормоз, помещенный справа. Также справа от водителя находилась приборная панель и управление двигателем, а слева два углекислотных огнетушителя. Для обзора при закрытом люке водитель имел два перископа в крышках, хотя его обзор налево по ходу машины был ограничен. Управление движением танка осуществлялось двумя рычагами, которые изменяли относительные скорости гусениц. Если потянуть левый рычаг, скорость левой гусеницы уменьшалась, в то время как планетарные передачи увеличивали скорость правой гусеницы и заставляли машину повернуть налево. В зависимости от того, какая передача включена, коробка передач обеспечивала фиксированный радиус поворота тем меньше, чем ниже включённая передача. Центурион был также способен развернуться вокруг собственной оси на нейтральной передаче. Это было очень полезно для маневрирования в ограниченных пространствах. Всё управление обеспечивалось простыми механическими тягами без гидравлического усилителя. Хотя это увеличило надежность и упростило обслуживание, управление "Центурионом" требовало физических усилий и утомляло при движении на длинные расстояния или по пересечённой местности, где требовалось частое переключение передач.
        В башне с механическим приводом находится пушка и спаренный с ней пулемёт, и размещены остальные члена экипажа. Командир размещается в башне справа сзади, над его местом установлена командирская башенка с круговым обзором и 10-кратным бинокулярным перископом для точного целеуказания. Впереди командира находится место наводчика и органы управления орудием спереди и справа. Главным вооружением "Центуриона Мк.3" была танковая пушка "Ordnance QF 20-pounder (83.4mm) Tk Mark 1", установленная в прямоугольной маске вместе со спаренным пулемётом "Besa" калибра .303 (7.92мм). 20-фунтовая пушка была многоцелевым орудием, предназначенным как для стрельбы высокоскоростными бронебойными снарядами для уничтожения бронетехники, так и для стрельбы среднескоростными фугасными снарядами (НЕ) по небронированным целям и огневым точкам. Возможна также стрельба картечью, дымовыми и практическими снарядами. "Центурион" был одним из первых танков с эффективным стабилизатором пушки, что позволяло ему вести огонь в движении. В сочетании с хорошо обученным наводчиком "Metrovick FVGCE No 1" был очень эффективен при обстреле площадных целей фугасными снарядами или пулемётным огнём. Он также позволял наводчику отслеживать точечную цель в движении и затем быстро обстрелять её с короткой остановки, избежав ответного огня.
        Третий член экипажа в башне - заряжающий. Он находился слева от орудия. В его функции входило заряжание 20-фунтовой пушки и обслуживание спаренного пулемета - заправка лент и устранение любых отказов. Как будто это было недостаточно, он также работал на двух радиостанциях, расположенных в кормовой нише башни No 19 WT и No 38 AFV. Радиостанция No 19 также включала в себя селекторную связь для переговоров членов экипажа. "Центурион" нес 65 83,4мм боеприпасов различных типов, из которых десять было подготовленных для заряжания. Помимо спаренного 7.92мм пулемёта "Besa" Мк 3/1, заряжающий также обслуживал 2-дюймовую мортирку Мк 2 в крыше башни около его перископа. Это оружие стреляло фугасными, фосфорными и осветительными гранатами приблизительно на 300 ярдов. После военного опыта использования немцами "Панцерфаустов" оно была предназначена для обороны в ближнем бою от пехоты. Хотя это было эффективное оружие, об его казенную часть, торчащую внутри башни регулярно бились головой заряжающие, и мортирка никогда не была популярна. Весьма эффективным устройством маскировки танка были дымовые гранатомёты, смонтированные на каждой стороне башни перед вещными ящиками. Каждый пакет имел три пары пусковых труб, выстреливающих дымовые гранаты на расстояние 60 ярдов. Получавшаяся дымовая завеса позволяла танку отходить в укрытие.
        Моторное отделение было отделено от башни противопожарной переборкой. На переборке устанавливалась система вентиляции башни, вспомогательная контрольная панель двигателя и боеукладка на два артвыстрела. На танк устанавливался V-образный 12-цилиндровый бензиновый двигатель с жидкостным охлаждением "Meteor Mk. 4B", развивающий мощность 650 л/с при 2250 об/мин. Несмотря на известную пожароопасность, выбор бензинового двигателя был определен установкой военных на получение возможно большего количества топлива из данного количества сырой нефти. Королевский Военно-морской флот потреблял в основном дизельное топливо; Королевские Военно-воздушные силы - высокооктановый авиационный бензин, армия выбрала бензин и лигроин. Однако бензиновый двигатель менее эффективен чем дизель и потребляет больше топлива. Следствием этого был основной недостаток "Центуриона" - крайне малый запас хода, приблизительно 50 миль. По пересечённой местности или в густых джунглях он был ещё меньше. В переднем левом углу моторного отделения был расположен вспомогательный 4-цилиндровый двигатель "Моррис". Он использовался для зарядки аккумуляторной батареи, обеспечивал вращение башни или работу радиостанции. Это был также жизненно необходимый источник энергии для кипятильника башне, который постоянно обеспечивал экипаж горячей водой для рюмки чая и разогревал пищу.
        Мощность от главного двигателя передавалась через трёхдисковый главный фрикцион сухого трения "Borg and Back" на поперечно установленную коробку передач "Merritt-Brown" Z51R. Трансмиссия состояла из объединенного рулевого и тормозного механизма, который приводил во вращение две группы с ведущими колесами (звёздочками), установленными в кормовой части машины. Эта простая система обеспечила передачу максимальной мощности на звёздочки с избыточным вращающим моментом для увеличения подвижности по пересечённой местности. Танк имел шесть узлов подвески "Horstmann", по три с каждой стороны. Установленные вне корпуса, они более просты для обслуживания и замены при повреждении на минах, чем элементы торсионной подвески. В сочетании с ладьевидной формой корпуса, это дало большую защиту экипажа от противотанковых мин. Три съемных экрана с каждого борта обеспечили дополнительную защиту подвески и корпуса против ручного противотанкового оружия пехоты. Сильная и надежная комбинация двигателя "Метеор", коробки передач "Меррит-Браун" и подвески "Хорстман позволяла развивать максимальную скорость по дороге приблизительно 20 миль/ч (33 км/ч) и скорость по пересечённой местности 15 миль/ч (24 км/ч) без дискомфорта для экипажа.
        К 1950 году производство "Центуриона Мк. 3" шло полным ходом приблизительно четыре в неделю; значительное число для такой сложной машины для разоренной войной британской промышленности. Танк производился на предприятиях "Royal Ordnance Factory Barnbow" в Лидсе и "Vickers Armstrong" в Элсвике около Ньюкасла-эпон-Тайн. Стоимость "Центуриона" в это время составляла приблизительно 38000 английских фунтов или 100000 долларов США. Служба танка в Британской Рейнской армии в оккупированной Германии обозначила необходимость множества незначительных усовершенствований, и в ходе производства "Центуриона Мк. 3" были внедрены почти 250 модификаций. Большой проблемой оставался неадекватный запас хода "Центуриона". Строевые части в Германии пробовали импровизировать с различными дополнительными топливными ёмкостями в кормовой части танка на подобие советских танков, но они не особенно удовлетворяли и, к тому же, были уязвимы при любых дорожных происшествиях.
КОРЕЙСКАЯ ВОЙНА
        На другом конце мира, на далеком полуострове, холодная война взорвалась 25 июня 1950 года коммунистическим вторжением в Республику Корея. На острие удара шли 120 танков T-34/85. Не имевшая ни танков, ни какого-либо эффективного противотанкового оружия, южнокорейская армия разваливалась под пришедшим из-за делившей Корею 38-ой параллели, бронированным катком. Полное поражение было предотвращено только быстрой переброской войск Соединенных Штатов из Японии, включая лёгкие танки M24 "Chaffee" и средние танки M4А3Е8 "Sherman", а также M26 "Pershing" американского Корпуса морской пехоты. Ограниченные сокращающимся периметром вокруг южнокорейского порта Пусан, американские и южнокорейские силы, в конечном счете, задержали коммунистическое наступление, и удерживали периметр в течение сентября. В то время как Организация Объединенных Наций призвала своих членов дать военный ответ на коммунистическую агрессию, генерал Макартур начал блестящее контрнаступление далеко позади линии фронта в порту Инчхон около южнокорейской столицы Сеула.
        Британцы ответили на просьбу ООН, послав пехотную бригаду из Гонконга, а в дальнейшем и дополнительные части из Великобритании. Эти войска включали 8-ой Его Величества Королевский ирландский гусарский полк (8th King's Royal Irish Hussars), имевший в составе три эскадрона танков "Центурион Мк. 3" и разведывательный взвод танков "Кромвель". Танки выгрузились в Пусане 14 ноября 1950 года для поддержки 29-ой британской Отдельной бригады. 8-ой Гусарский немедленно направился по железной дороге на север и вскоре прибыл в северокорейскую столицу Пхеньян; за несколько недель до этого началось вмешательство в войну войск китайских коммунистов. Последовало поспешное беспорядочное отступление, войска ООН отошли из Северной Кореи, чтобы сформировать линию фронта ниже 38-ой параллели. На Рождество 1950 года коммунисты пересекли 38-ую параллель и вновь вошли в Республику Корея.
        Суровой зимой 1950-51 гг., 8-ой Гусарский полк постиг всю сложность применения танков при морозах, намного более сильных, чем те, с которыми они сталкивались на Северо-Германской низменности. Ночью "Центурионы" устанавливали на связках рисовой соломы, чтобы их стальные гусеницы не примерзали к земле. В ином случае танк оказывался полностью обездвиженным, а при попытке освободиться сгорали диски главного фрикциона. В таких чрезвычайных условиях рвались тяги и буксировочные тросы, смазка густела, остановки двигателей были обычным дело, поскольку водяные капельки в топливопроводах превращались в лёд и забивали их. Танковые двигатели необходимо было запускать примерно каждые 30 минут, и по очереди задействовать каждый механизм для предотвращения их замораживания. Вспомогательный двигатель был постоянно работал в отчаянной попытке прогреть боевое отделение; водитель вообще не имел никакого источника тепла кроме своего спального мешка. От сильного холода лопались аккумуляторные батареи, чтобы сохранить заряд их приходилось хранить при более высоком удельном весе электролита. Было опасно прикасаться к танку голыми руками, кожа могла примёрзнуть к металлу. Даже при всём этом "Центурионы" хорошо проявили себя на этом театре боевых действий, на который они никогда не рассчитывались, и проблем с матчастью было немного. Экипажи страдали больше от холода чем танки.
        Именно в сражении у реки Имчжин в апреле 1951 года "Центурионы" 8-ого Гусарского полка заслужили долгую славу, когда их танки героически прикрывали отход 29-ой Бригады в ходе китайского весеннего наступления. В октябре 8-ой Гусарский полк, теперь действовавший в составе недавно созданной 1-ой Дивизии Содружества наций, принял участие в "Операции Командо". Цель операции состояла том, чтобы передвинуть позиции войск ООН севернее и отбить у коммунистов господствующие холмы до наступления зимы. Ландшафт был ужасен даже по корейским стандартам, и оказался серьёзным испытанием для "Центурионов". При попытках подъёма на крутые холмы танки теряли гусеницы, множество "Центурионов" было повреждено на минах или увязло на топких рисовых полях.
        Несмотря на эти трудности, несколько "Центурионов" достигли намеченных высот, с которых они, доминируя над окружающей территорией, вели обстрел китайских позиций точным огнем 20-фунтовых пушек и поддерживали атаки пехоты огнём спаренных пулемётов "Besa". Способность "Центурионов" взбираться по крутым склонам и непревзойденная точность их огня снискала общую похвалу. Отдавая дань 8-ому Гусарскому полку на церемонии их отъезда из Кореи, генерал-майор Джон О'Дэниел, командующий американским Первым корпусом, сказал: "На своих "Центурионах" солдаты 8-ого Гусарского полка создали новый тип танковой войны. Они научили нас, что там, где танк может пройти - там его земля. Даже вершины гор".
        К декабрю 1951 года "гусар" сменил 5-ый Гвардейский Королевский Драгунский Иннискиллингский полк (5th Royal Inniskilling Dragoon Guards - "Skins") - "Скинз", к этому времени война стала позиционной. Противоборствующие армии закрепились на высотах, сталкиваясь в нижележащих долинах. "Центурионы" были вкопаны в землю среди позиций пехоты на вершинах холмов. Танки были защищены от артобстрелов мешками с песком и заполненными землей ящиками из-под боеприпасов. Экипажи жили около своих танков сначала в палатках, позже, по мере усиления огня вражеской артиллерии, в блиндажах или "бункерах", выкопанных в склонах. Никакого движения танков не осуществлялось, кроме случаев, когда эскадроны заменялись или машины отводились для необходимого обслуживания. В течение дня, экипажи танков несли непрерывную вахту с биноклями, отыскивая признаки активности врага. Любые новые ходы, бункеры или траншеи обрабатывались огнём 20-фунтовых орудий. За короткое время экипажи узнали расположение всех вражеских земляных работ и точное расстояние до каждой точки. Любой, кто рисковал высунуть нос в течение светового дня, в течение нескольких секунд имел шансы получить 83мм снаряд или пулемётную очередь. Точно так же союзнические солдаты не рисковали появляться из землянок из страха артобстрела коммунистов. Ночью ситуация была прямо противоположной. Обе стороны активно патрулировали нейтральную территорию вплоть до линий противника. На набеги отвечали засадами. Во всех случаях танки действовали в качестве средств огневой поддержки, обстреливая предварительно засечённые цели по заявкам пехоты. До выхода пехотных патрулей танки регистрировали возможные горячие точки и потенциальные места засад. Дистанция, азимут и угол склонения устанавливались при дневном свете в ходе обычного беспокоящего огня и фиксировались для последующего обстрела. Каждая намеченная цель имела кодовое название или номер, и для открытия огня по заявкам патрулей на ничейной территории требовались лишь секунды.
        Против массированных атак вражеской пехоты, которые неизменно происходили ночью, огонь танков был важным дополнением к дивизионной артиллерии. Несколько "Центурионов" были оснащены американскими прожекторами на маске орудия для обнаружения целей. Танки обычно работали парами, один подсвечивал подозрительную область, другой обрабатывал выявленные цели осколочно-фугасными снарядами. Прожекторы были уязвимы от огня стрелкового оружия и осколков снарядов и требовали много электроэнергии, для чего главный двигатель должен был работать на максимальных оборотах.
        В течение 1952 года "Скинс" провели множество ограниченных бронетанковых рейдов. Хотя они были, в общем, успешны, непригодная для танков местность и риск потерь в топких местах и на минах, которые могли привести к сложным, опасным и долгим операциям по эвакуации повреждённых машин, породили сомнения в их целесообразности, и эти рейды были прекращены. У китайцев никаких сомнений в эффективности "Центурионов" не было, и они попытались убрать их с высот. В течение пяти дней в мае 1952 года на танки обрушился концентрированный огненный смерч. "Центурионы" получили 45 прямых попаданий. Никто из находившихся в танках членов экипажей не был ранен, повреждения машин также ограничились разбитыми перископами, сорванными радиоантеннами, бортовыми экранами и вещными ящиками. Два танка пришлось эвакуировать, но они были быстро восстановлены. Враг не преуспел в своих намерениях, но пехоте на соседних позициях до того доставалось под массивным артогнём, что несколько танков были отведены с холмов, и возвращались на свои огневые позиции только ночью. Другие "Центурионы" прикрывались полевыми защитными сооружениями из шпал и мешков с песком. Эти сооружения, называемые "слоновниками", защищали танки от артиллерии среднего калибра и минометов.
        В декабре 1952 года "Драгун" сменил 1-ый Королевский Танковый полк (1st Royal Tank Regiment - 1 RTR). 1RTR продолжал выполнять те же задачи: беспокоящий огонь по позициям противника и контроль за нейтральной территорией. Ночью "Центурионы" вели заградительный огонь по предварительно засечённым целям для подавления вражеских атак и поддержки своих патрулей. Огнем танков также поддерживались пехотные рейды с целью захвата "языков" и уничтожения полевых укреплений. Весной - летом 1953 года, когда уже шли мирные переговоры, китайцы предприняли яростную атаку на британскую позицию на высоте Хук. Эта позиция оборонялась 1-м батальоном Полка герцога Веллингтона (Duke of Wellington's Regiment) при поддержке эскадрона "C" 1RTR. В ходе ночного боя "Центурионы" нанесли противнику тяжелые потери, выпустив 504 "20-фунтовых" снаряда и расстреляв 22 500 патронов к пулемётам "Besa".
        В июне по случаю коронации королевы Елизаветы II, пушки дивизионной артиллерии устроили "иллюминацию", выпустив по китайским позициям красные, белые и синие дымовые снаряды. Когда дым начал рассеиваться, все "Центурионы" вдоль линии фронта выпустили по одному "20-фунтовому" снаряду по заранее намеченной цели. В следующем месяце эскадрон "C" поддерживал американскую 1-ую дивизию Морской пехоты слева от Хука, когда китайцы бессмысленно пожертвовали сотнями солдат в заключительной, бесполезной попытке захватить позицию. 27 июля 1953 года в Панмунджоне было подписано перемирие, и военные действия прекратились. "Центурион" наилучшим образом проявил себя в боях на сильно изрезанной местности Кореи, где его высокая подвижность и внушительная огневая мощь часто оказывались неоценимыми при поддержке пехоты. В частности отмечалась изумительная точность пушки "Центуриона". По словам взводного Донеллана из 1-ого Королевского Танкового полка: "Мы могли поразить любую точку в пределах полутора миль перед нами, хоть вершину горы, хоть фазана. Если армейский патруль слышал движение или что-то подобное, они передавали по радио координаты, и мы могли уложить снаряд в бочку пива по первому их требованию. Насколько хороши были эти танки".
РАЗВИТИЕ ЦЕНТУРИОНА
        Хотя "Центурион", в ходе Корейской войны показал себя с наилучшей стороны, боевая практика породила некоторые усовершенствования и модификации вроде отказа от установки 2-дюймового гранатомёта у места заряжающего и замены его перископом. Важное изменение коснулось спаренного пулемёта. 7,92мм "Besa" был заменён 7,62mm пулемётом "Bowning". Во первых "Браунинг" был более надежен, чем "Besa", а во-вторых калибр 7.62 мм теперь был выбран как стандартный калибр боеприпасов стрелкового оружия для НАТО. В 1955 году таким образом переоборудовались уже выпущенные танки, получившие после модификации обозначение "Центурион Мк. 5". С 1956 года модифицированные машины выпускались серийно. Другие основные модификации этого периода включали установку эжектора дульных газов на стволе пушки и применение двухколёсного прицепа с горючим, который буксировался позади "Центуриона", с целью увеличения малого запаса хода танка.
        200-галлонный бронированный топливный бак не был удачным решением из-за чрезмерной длины, которая причиняла проблемы при поворотах или движении по сильно пересеченной местности. Экипажи танка терпеть не могли этот довесок. В то же самое время полным ходом шли работы по всесторонней переработке корпуса "Центуриона" с целью создания новой модели с большим запасом горючего. Вместе со многими другими усовершенствованиями этот танк получил обозначение "Центурион Мк.7", и в 1954 году пошёл в серию. Одно из главных различий заключалось в использовании UNF или единого стандарта резьбовых соединений и инструментов для соответствия американскому национальному стандарту в порядке следования требованиям НАТО о большей способности к взаимодействию среди армий западного альянса.
        Характеристики "Центуриона", показанные в годы Корейской войны, впечатлили американскую армию, это привело к закупке большого количества "Центурионов" американским правительством для вооружения бронетанковых соединений европейских армий НАТО согласно Программе Взаимной Оборонительной Помощи. Действительно, Соединенные Штаты купили самое большое число новых "Центурионов" после британской армии. Другими главными покупателями "Центурионов" в начале 1950-ых годов были Австралия, Канада, Индия, Южная Африка, Швеция и Швейцария, в меньших количествах танки приобрели Египет, Ирак, Иордания, Кувейт, и Новая Зеландия. Всего между 1946 и 1962 годами было произведено 4423 "Центуриона". Особняком в этом списке стоит Израиль.
        Все годы Армия Обороны Израиля (ЦАХАЛ) после британской армии активнее все использовала "Центурионы". Почти четверть выпущенных танков были приобретены Израилем, "Центурион" остается в строю, как тяжело бронированная инженерная боевая машина и в 21-ом столетии, спустя более чем 40 лет после того, как эти танки впервые были получены Израилем в декабре 1958 года. Сначала "Центурион" был непопулярен в израильских бронетанковых войсках, как намного более тяжелая и более сложная машина, чем предшествующие средние танки "Sherman" и французские легкие танки AMX-13. На тренировках в пустыне Негев ранние "Центурионы" преследовали многочисленные механические поломки, и танк получил незавидную репутацию хронически ненадежного. Однако, большинство проблем вызывалось плохим обслуживанием и низкой квалификацией танкистов.
        Только когда 1 ноября 1964 года командующим бронетанковых войск стал генерал Исраэль Таль, "Центурион" был реабилитирован. Генерал Таль, человек широких технических знаний с сильным характером, сумел добиться от командиров танковых частей насаждения основ дисциплины и неукоснительного выполнения строгих процедур обслуживания техники, а также интенсифицировал огневую подготовку. Вера в "Центурионы" разительно возросла. Вскоре танк доказал свою значимость в ходе столкновений на сирийской границе, когда экипажи "Центурионов", благодаря вновь приобретённым навыкам в стрельбе, с невероятно большой дистанции обстреляли и уничтожили сирийские танки и ирригационную технику. Эти навыки вскоре пригодились в боях Шестидневной войны июня 1967 года.
        К началу боевых действий ЦАХАЛ имел приблизительно 400 "Центурионов", из которых сформировали острие удара трех израильских дивизий в наступлении на Синайском полуострове. После яростных тяжёлых боёв в Секторе Газа, в ходе которых была прорвана мощная египетская оборона, "Центурионы" и M48 "Patton" рванулись вперед к Суэцкому каналу. В последовавших скоротечных сражениях подтвердилась высокая подвижность и огневая мощь "Центурионов", а их боевая живучесть заслужила большое уважение экипажей.
        Одной из важнейших составляющих успеха израильских бронетанковых сил были выдающиеся характеристики нового основного вооружения "Центуриона" - 105мм пушки L7. Разработка этого орудия началась в Научно-исследовательском департаменте вооружений в Форте Хэлстид в графстве Кент начале 1950-ых, первые испытания были проведены в июле 1956 года. Во время венгерского восстания в ноябре 1956 года военный персонал британского посольства в Будапеште получил возможность в общих чертах ознакомиться с советским T-54, захваченным венгерскими повстанцами. Эта информация диктовала требования к характеристикам нового орудия. 105мм пушка L7 легко их превзошла, и впоследствии стала стандартной танковой пушкой НАТО. Большинство армий во всем мире, вооружённых западными танками также, приняло это превосходное оружие.
        Испытания 105мм пушки L7 проводились в июле 1959 года, в том же году был построен и единственный "Центурион" с новым орудием и усиленным бронированием корпуса варианта Мк. 7. Эта машина должна была доказать возможность установки на "Центурионы" нового орудия и усиления бронирования. Уже в ноябре 1956 года были проведены испытания "Центуриона Мк. 8" с дополнительным 2-дюймовым (50 мм) бронированием верхнего лобового листа. С 1959 года было предпринято увеличение огневой мощи и усиление бронирования "Центурионов". После модификации изменились и основные номера марок. "Центурион Мк. 5" стал Мк. 6, Мк. 7 и Мк. 8 становились Мк. 9 и Мк. 10 соответственно. На вновь построенных машинах, эти усовершенствования внедрялись в ходе производства.
        Следующей главной программой модернизации было введение инфракрасного (IR) оборудования для вождения машины и ведения боя в ночное врамя. 22-дюймовый прожектор, установленный над маской орудия и синхронизированный с главным вооружением обеспечивал инфракрасную подсветку для наводчика и командира. В зависимости от метеорологических условий система была эффективна в активном режиме на дистанции приблизительно до 500 ярдов (460 м). Главным ограничением было то, что любой танк, использующий IR оборудование в активном режиме был отлично заметен противнику с подобным оборудованием. Установка IR оборудования началась в 1965 году, эта модификация добавляла к обозначению танка с суффикс "/1"; таким образом "Центурион Мк. 10" становился "Мк. 10/1". Это обозначение применялось также и к более ранним маркам.
        Последней значительной программой модификации была установка на танки с 1966 года пристрелочного 12,7 мм пулемёта. Пристрелочная система пушки предложила простой и точный метод определения дальности по сравнению с сложными оптическими приборами. Пристрелка потенциально даже превосходила оптику из-за его возможности обеспечить учёт таких важных баллистических данных, как наклон цапф орудия и направление ветра. Сам пристрелочный пулемёт был модифицированным 12,7 мм "Браунингом" M2, установленным в маске и спаренным с пушкой. Он выпускал очередь из трёх трассирующих пристрелочных пуль, дающих яркую вспышку при ударе о твердую цель. Наводчик отслеживал попадание трассирующих пуль на расчетной дальности, пока они не попадали в цель. Тогда он вводил данные о дальности для избранного вида боеприпасов, осколочно-фугасных (HE) или подкалиберных (APDS) и открывал огонь из пушки. На дистанции более 1000 ярдов (914 м), эта система была быстрее, чем пристрелка снарядами из орудия, но эффективность пристрелочного пулемёта сохранялась в пределах мили. В своё время это был простой и практичный метод оценки дальности, хотя для реальной эффективности требовалась точное выравнивание пулемёта с пушкой .
        В это же время одновременно с пристрелочным пулемётом на ствол 105 мм орудия L7 был установлен теплоизоляционный кожух для уменьшения искривления ствола, что увеличивало точность стрельбы на больших дистанциях. Установка на "Центурионы" пристрелочного пулемёта изменила обозначение машин, так появились окончательные маркировки танков. Стандартные "Мк. 6" с пристрелочным пулемётом стали обозначаться "Мк. 6/2"; "Мк. 9" - "Мк. 9/2" и "Мк. 10" - "Мк. 10/2". Те танки, которые уже были оснащены IR-оборудованием - "Мк. 6/1, 9/1 и 10/1" стали "Мк. 11, 12 и 13" соответственно. В заключение, те "Центурионы Мк. 6/2, 9/2 и 10/2", которые были оснащены IR-оборудованием, также стали "Мк. 11, 12 и 13". К настоящему времени в строю находится широкий диапазон машин специального назначения базирующихся на шасси "Центуриона", разработанных для поддержки танков на поле боя.
ЦЕНТУРИОН. ВАРИАНТЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
        После Второй Мировой войны классификация серии "A" для танков была изменена на "FV", что означало "Fighting Vehicle" - "боевая машина". Таким образом Универсальный танк A45 стал FV201, в то время как A41 "Центурион" классифицировался как "семейство FV4000". Как говорилось выше, программа "FV201 Универсальный Танк" и семейство вариантов специального назначения на его базе были закрыты в 1948 и 1949 годах соответственно. Выделение ресурсов на семейство FV200 задержало проектирование и постройку машин специального назначения на шасси "Центуриона". Наиболее неотложная потребность была в создании специальной бронированной ремонтно-эвакуационной машины (БРЭМ) для оснащения частей вооружённых "Центурионами". Опыт Германии и Кореи показал, что машина времён войны "Churchill ARV Mk.2" была слишком медленной и ненадежной. В качестве временной меры несколько танков "Центурион" были превращены в тягачи со снятием с них башен. Как буксировщики, они были эффективны, но при отсутствии на них каких-либо лебёдок были неспособны вытягивать завязшие танки.
БРЭМ "Centurion ARV Mk.1"
        Для выполнения этого требования был, как временная мера, построен "Центурион ARV Мк. 1", с целью заполнить нишу до появления более мощной эвакуационной машины в Корее. С корпусов "Центурионов Мк. 1 и 2" снимались башни и заменялись рубкой из броневых плит, в которой размещался 72-сильный двигатель грузовика "Бедфорд QL", приводящий во вращение лебедку. Машина оснащалась сошником на корме для удержания на месте в процессе работы лебёдки. В марте 1952 года первые модели были переправлены в Корею, где ими оснастили "REME Heavy Aid Detachment" "Тяжелый Ремонтный отряд" 5-ого Королевского Драгунского Гвардейского полка. Было построено приблизительно 180 "Центурионов ARV 1". Они были сняты с вооружения в 1959 году, но оставались в качестве учебных машин ещё и в 60-ые годы.
БРЭМ "Centurion ARV Mk.2"
        Проект БРЭМ "Центурион ARV" специальной постройки начал прорабатываться в Департаменте испытаний боевых машин (Fighting Vehicles Proving Establishment) в 1951 году. Первый опытный образец был закончен на кануне нового 1952 года. Машина испытывалась с февраля 1953 до июля 1954 года. Производство началось с 1955 года фирмой "Vickers - Armstrong" и Арсеналом ROF в Вулидже, в 1956 году "Центурион ARV Mk. 2" поступил на вооружение британской армии. Базой для машины служил корпус "Центурионов Мк. 1, 2 и 3 с бронерубкой вместо башни, в которой разместили лебедку и вспомогательный двигатель. Лебедка могла создать прямое усилие 30 тонн или до 90 тонн с использованием блоков, возимых на лобовой бронеплите. В сочетании с установленным на корме сошником, это позволяло БРЭМ вытаскивать даже сильно завязшие танки. БРЭМ могла вытаскивать более легкие машины с любого ракурса, а так же выталкивать посредством деревянного бруса спереди. Машина несла также многочисленные специальные инструменты и запчасти для ремонта в боевой обстановке, включая ацетиленовые и кислородные газовые баллоны для сварки и резки. Вооружение БРЭМ составлял один 7,62мм пулемёт "Браунинг", установленный на командирской башенке. Помимо экипажа из 4 человек машина перевозила команду REME (Royal Electrical and Mechanical Engineers) - Королевских инженеров электромехаников. Четыре БРЭМ придавались каждому бронетанковому полку Королевского Бронетанкового Корпуса, по одному на каждый танковый эскадрон и один - штабу.
Центурион-мостоукладчик и мостоопорный танк ARC.
        Реки, овраги и рукотворные противотанковые рвы - главное препятствие для продвижения бронетанковых соединений. Для преодоления таких препятствий британская армия применяла различные специализированные машины на базе "Центурионов". Центурион-мостоукладчик базировался на шасси "Мк. 5" и нес Танковый мост № 6. Устанавливаемый менее чем за две минуты, мост мог перекрыть овраг до 45 футов (13,7 м) шириной и выдерживать транспортные средства массой до 80 тонн. Чтобы мост могли пересекать любые бронированные и обычные машины, между двумя дорожками моста добавлялась центральная секция с настилом. Для препятствий шириной до 75 футов (23 м), использовался "Центурион ARC" (Armoured Ramp Carrier). Машина непосредственно входила в препятствие и действовала, как центральная опора. Колеи устанавливались в зависимости от характера краёв препятствия перед ним или непосредственно в промежутке. Они могли также развёртываться для преодоления стен, земляных валов и эскарпов танками и другими машинами максимальной массой до 80 тонн. Установка пролёта осуществлялась посредством одного гидравлического цилиндра с приводом от главного двигателя. Оба типа мостоукладчиков поступили на вооружение Королевских Инженерных войск в 1963 году.
Бронированная инженерная машина "Центурион AVRE"
        Как явствует из названия, Центурион AVRE также применялся инженерными войсками. Он предназначен для выполнения множества задач по поддержке бронетанковых соединений на поле боя. Он вооружался 6,5-дюймовой (165 мм) низкоимпульсной пушкой для уничтожения полевых фортификационных сооружений, долговременных огневых точек и других укреплённых пунктов на поле боя. AVRE мог нести связку фашин на установленной спереди платформе. Фашины сбрасывались в реки, траншеи и противотанковые рвы для преодоления этих препятствий там, где применение мостоукладчика было чрезмерным. Кроме того, машина могла нести рулон металлического покрытия "Class 60" для создания твёрдого покрытия для транспортных средств на слабом или топком грунте или для переправы через реки. AVRE мог буксировать специальный инженерный 7,5-тонный четырёхколёсный трейлер с фашиной, металлическим покрытием "Class 60", подрывным оборудованием или другим имуществом. Помимо этого могли использоваться прицепы с механическими минными заградителями и реактивным оборудованием разминирования "Giant Viper" ("Гигантская Гадюка"). AVRE оснащается бульдозерным ножом с гидравлическим управлением для расчистки завалов и удаления препятствий, выкапывания и засыпки противотанковых рвов, подготовки переправ через реки и подходов к мостам, рытья капониров для артиллерии и танков. "Центурион Мк. 5 AVRE вступил в строй в 1963 году. Это был последний вид "Центуриона" британской армии, принимавший участие в боевых действиях в ходе Войны в Заливе в 1991 году.
Центурион Мк. 5 "Dozer"
        Танк "Центурион Мк. 5 "Dozer"" был стандартным "пушечным" танком модификации Мк. 5, оснащённый гидравлически управляемым бульдозерным ножом, таким же, как у "Центуриона AVRE". Изготовленный предприятием "Pearsons" из Ньюкасла, бульдозерный нож имел сменное стальное лезвие внизу и шарнирно укреплённую откидную створку наверху. Когда нож заполнялся землей, откидная створка поднималась на шарнирах, показывая водителю степень заполнения ножа. Бульдозерный нож управлялся джойстиком в отделении управления, система имела возможности землеройно-транспортных работ сопоставимые с возможностями бульдозера "Катерпиллер". "Центурион Дозер" был способен вырыть в легком грунте огневую позицию для танка за семь минут. Из-за дополнительного веса ножа "Центурион Дозер" не имел дополнительного бронирования лобовой детали корпуса. Машина вступила в строй Королевского Бронетанкового Корпуса в 1961 году. Обычно один танк-бульдозер приходился на один танковый эскадрон.
"Центурион" - береговая бронированная эвакуационная машина (BARV)
        Основная роль береговой эвакуационной машины (BARV) - вытаскивать увязшие танки и десантно-высадочные машины в ходе высадки морского десанта. Она также используется для множества других задач при десантировании вроде укладки искусственного дорожного покрытия "Class 60". "Центурион BARV" - последний вариант "Центуриона", ещё состоящий на вооружении британской армии. Введенный в строй в 1963 году, он, после 40 лет службы, будет заменён в 2003 году, BARV на шасси "Леопарда" названной "Hippo" (Гиппопотам). Проектирование и разработка "Центуриона BARV" началась в 1957 году в Королевском Инженерном испытательном центре (REME Fording Trials establishment) в Инстоу в северном Девоне. Заключительные работы были предприняты при Учреждении{Влиятельных кругах} Научно-исследовательском центре боевых машин (Fighting Vehicles Research and Development Establishment) в Чертси. Производство 12 "Центурионов BARV" было предпринято Королевским Оружейным заводом (ROF) в Лидсе и закончено в 1963 году. Машина могла преодолеть брод максимальной глубиной девять с половиной футов (2,9 м) при обычной операционной глубине до восьми футов (2,4 м). BARV имела расчет из четырёх человек, включая водителя, командира и двух механиков, один из которых был квалифицированным водолазом, чтобы иметь возможность цеплять буксировочные тросы к застрявшим машинам под водой. "Центурион BARV" активно использовался британской армией и Королевской Морской пехотой от Ближнего Востока (Эскадрон морских десантных операций (Amphibious Warfare Squadron)) до Арктики (Мобильные Силы в Норвегии (ACE Mobile Force Land in Norway)). Два десантных корабля LPD HMS "Fearless" и HMS "Intrepid", несли по одному "Центуриону BARV" каждый, они использовались в ходе Фолклендской войны 1982 года.
Заключение
        Несмотря на опасения Генерального штаба, "Центурион" оказался пригодным для создания на его базе множества различных машин. Упомянутые выше были основными вариантами, нёсшими строевую службу, но на шасси "Центуриона" было также создано много экспериментальных моделей. В начале 50-ых годов, были разработаны два "дальних истребителя танков" FV4004 и FV4005, чтобы противостоять советскому ИС-3. Экспериментальный FV4004 "Конвей" (Conway), вооружённый 120мм пушкой в высокой башне из плоских плит, был построен в одном экземпляре. FV4005 нес еще более мощную 183мм пушку на установке с ограниченными углами поворота и автоматическим заряжанием, машина обозначалась как Самоходное тяжёлое противотанковое орудие № 1. Опять был построен только один опытный образец. Роль этих машин впоследствии выполнил тяжелый танк "Конкерор". Кроме того, на шасси "Центуриона" проектировались различные самоходные артиллерийские установки. В качестве опытных образцов были построены только FV3802 с "25-фунтовой" пушкой и FV3805 с 5,5-дюймовой гаубицей. В 50-х и в начале 60-х годов проводилось много экспериментов по оснащению танков "Центурион" оборудованием для плавания и преодоления глубоких бродов, чтобы позволить им достигать береговой линии после высадки с танкодесантных кораблей в ходе высадки морского десанта. Некоторые комплекты оборудования были приняты на вооружение и применены в боевых условиях на Ближнем Востоке и при высадке в Суэце в ноябре 1956 года.
МОДЕРНИЗАЦИЯ "ЦЕНТУРИОНА"
        После своего успешного боевого дебюта в Корейской войне "Центурион" в составе британской армии участвовал в боях в районе Суэца в ходе неудавшейся кампании по восстановлению контроля над Суэцким каналом после его национализации Египтом в 1956 году. В 1965 и в 1971 годах "Центурионы" индийской армии доказали свою ценность в кровопролитных, не давших перевеса ни одной из сторон сражениях за спорные территории штата Джамму и Кашмир. В 1968 году австралийская армия в порядке увеличения своего участия во Вьетнамской войне развернула подразделения танков "Центурион" из состава 1-ого Бронетанкового полка. Несмотря на ужасный ландшафт, танки оказалось ценным дополнением к наступательной мощи 1-ого австралийского Оперативного соединения в течение следующих трёх лет до их вывода из Вьетнама в 1972 году. На Ближнем Востоке "Центурионы" Королевской иорданской армии приняли участие в ожесточенном сражении в сентябре 1970 года, когда 40-ая Бронетанковая бригада уничтожила множество танков T-54/55 в ходе сирийского вторжения для поддержки Организации Освобождения Палестины.
        Несмотря на весьма успешное применение "Центурионов" израильскими бронетанковыми войсками в ходе Шестидневной войны 1967 года, ЦАХАЛ столкнулся с некоторыми ограничениями при эксплуатации танка. В частности значительными проблемами, которые должны были быть устранены, были старые бензиновые двигатели "Метеор" и недостаточный запас хода для боевых действий в пустыне. Первым делом необходимо было найти подходящий двигатель на замену. Эксплуатационные требования - доступность на мировом рынке, разумная стоимость, приемлемые характеристики, пригодность для местной модификации и неприхотливость в обслуживании. Были испытаны три двигателя, но при удовлетворительных характеристиках они требовали изменения кормового отделения под силовой агрегат больших размеров. Наконец был отобран дизельный двигатель воздушного охлаждения "Teledyne Continental" AVD-S-1790-2A, который также устанавливался на танки M48A2 "Patton", модернизируемые в то же самое время. Силовой агрегат включал в себя автоматическую трансмиссию "Allison" CD-850-6, которая облегчала движение на длинные расстояния и упростила обучение водителей. Вместе со многими другими изменениями, новый силовой агрегат обеспечил больший запас хода, более высокую максимальную скорость, и, будучи дизелем, уменьшил риск пожара, что увеличил "выживаемость экипажа". Этот фактор имел большое значение для израильтян, так как много экипажей танков пострадало при пожарах повреждённых танков с бензиновыми двигателями.
        В целом, всесторонняя программа усовершенствования "Центуриона" заняла приблизительно три года. Чтобы отметить его вступление в строй в мае 1970 года израильский Департамент Вооружений переименовал машину. Танк получил наименование "Модернизированный Центурион" (Upgraded Centurion), но экипажи назвали его "Sho't" - "кнут" на иврите. К тому времени, все "Центурионы" израильских бронетанковых сил оснащались 105-мм пушкой L7, улучшенной боеукладкой и увеличенным до 72 выстрелов боекомплектом. Все эти факторы сыграли решающую роль в первые дни Войны Судного дня, начавшейся 6 октября 1973 одновременным вторжением египетской и сирийской армий. На северном фронте, на Голанских высотах, израильтяне развернули 177 модернизированных "Центурионов" отборных 7-ой Бронетанковой бригады и 188-ой бригады "Барак". Эти регулярные соединения в ожесточённом сражении остановили атаку приблизительно 1200 сирийских танков, включая сотни T-62 с их мощными 125-мм пушками. В течение 48 часов непрерывно уменьшающееся число "Шотов" сдерживало сирийцев, пока израильтяне спешно мобилизовали и посылали резервистов и танки на оборону Голанских высот. После 51 часа почти непрерывного сражения сирийцы начали отход, оставив на поле битвы 500 подбитых танков и примерно столько же других боевых машин. Не будет преувеличением сказать, что 177 "Центурионов" 7-ой и 188-ой бригад спасли Израиль от катастрофы.
        После страшных потерь среди израильских танковых экипажей в Войне Судного дня была максимально ускорена разработка собственного израильского основного боевого танка "Merkava" с главным акцентом на выживаемости экипажа. Значительная часть потерь была вызвана широким использованием управляемых по проводам противотанковых ракет и реактивных противотанковых гранатомётов (РПГ). Для усиления защиты от кумулятивных противотанковых боеприпасов были предприняты срочные меры. В конце 70-ых годов основные боевые танки "Модернизированный Центурион" и M60 "Magach" были оснащены революционной дополнительной броней, известной как "Blazer". Состоящая из отдельных блоков со взрывчатым веществом, реактивная броня разрушает бронебойную кумулятивную струю и предотвращает пробитие основной брони танка. Танки, оснащённые реактивной бронёй "Blazer" впервые были применены в боевых условиях в ходе израильского вторжения в Ливан в 1982 году, где показали высокую эффективность против ракет "Малютка" (Sagger) и РПГ даже на дальности прямого выстрела.
        Когда в войска в больших количествах поступили танки "Merkava", "Шоты" были быстро выведены с первой линии. Часть танков была конвертирована в тяжелые бронетранспортеры после многочисленных потерь легкобронированных БТР M113 в боях в южном Ливане. Прежде всего инженерным частям ЦАХАЛа требовалась хорошо защищённая машина для действий на поле боя. Боевая инженерная машина, названная "Пума", впервые появилась в 1984 году. Помимо неё на шасси модернизированного "Центуриона" были созданы такие модели, как "Nagmasho't", "Nakpadon" и "Nagmachon". Бронирование всех этих машин существенно усилено как пассивной бронёй типа "Chobham", так и активной бронёй. Машины вооружены пулемётами, минометами и системами постановки дымовой завесы. До сих пор в строю израильских бронетанковых сил остаётся более 700 машин на базе "Центуриона", и вероятно в течение нескольких последующих лет они там и останутся.
        В течение конца 60-ых и в начале 70-ых годов некоторые, вооружённые "Центурионами", европейские армии разрабатывали подобные израильским программы модернизации с заменой устаревших двигателей "Метеор" новым дизельным силовым агрегатом и усовершенствованными системами управления огнём. Хотя они все оказались успешными, ни одна не была осуществлена, и "Центурионов" заменили более современные основные боевые танки типа "Леопард 1". Однако были страны, подобно Южноафриканской Республике, подвергнутые международному эмбарго на поставки оружия. Им приходилось опираться на свои собственные ресурсы для обеспечения современными системами вооружения. Южноафриканская армия приобрела первый из 200 "Центурионов Мк. 3" в 1952 году. Тогда же они были модифицированы до уровня "Мк. 5" с заменой 7,92-мм спаренного пулемета "Besa" на "Браунинг" .30 калибра. Появившаяся в 1972 году, программа модернизации под кодовым названием "Skokiaan" предполагала замену силового агрегата "Метеор/Меррит-Браун" 810-сильным бензиновым двигателем непосредственного впрыска и автоматической трёхскоростной трансмиссией, но в итоге модернизацию прошли только восемь машин. Вместе с другими 27 "Центурионами", эти восемь в дальнейшем, в 1974 году, были оснащены новой силовой установкой и получили наименование "Центурионом Мк. 5A" или "Semel". Эта модель была испытана в бою в ходе длительной кампании против партизан в Юго-Западной Африке и позднее в Намибии.
        Два года спустя была запущена основная программа модернизации, после чего "Semel" был переименован в "Olifant" - слон на африкаанс. С силовой установкой как у "Semel" "Olifant" был введен в строй в 1978 году. В 1985 году последовал "Olifant Mk.1A" с новым дизелем в 750 лошадиных сил, полуавтоматической трансмиссией, 105-мм пушкой L7 и установкой для прожектора над стволом пушки. В дальнейшем было продолжено усовершенствование танка, и в 1991 году появился окончательный вариант - "Olifant Mk. IB". Фактически "Мк. IB" был полностью реконструированной машиной с совершенно новой торсионной подвеской, размещенной в двойном днище корпуса. На танк был установлен новый дизельный двигатель V-12 мощностью 950 лошадиных сил, соединенный с новой автоматической трансмиссией AMTRA с четырьмя скоростями вперед и двумя - назад. "Олифант IB" имеет более высокую максимальную скорость и значительно повышенную надежность по сравнению с более ранними моделями, новая подвеска обеспечивает высокую подвижность на любой местности и комфорт экипажа.
        Огневая мощь "Olifant IB" значительно увеличена путём установки компьютерной системы управления огнём с дневным/ночным прицелом наводчика с интегрированным лазерным дальномером. Командир имеет аналогичный прицел, места остальных членов экипажа оснащены улучшенными приборами наблюдения. На ствол 105-мм пушки L7 установлен теплоизоляционный кожух, чтобы увеличить точность стрельбы на больших дальностях. Общее количество 105-мм выстрелов в боеукладке составляло 68 штук, кроме того танк был вооружён двумя 7,62-мм пулемётами, а так же восемью 81-мм дымовыми гранатометами. Помимо существенного улучшения подвижности и огневой мощи бронезащита лобовой плиты корпуса и башни Мk. IB была также значительно усилена. На корме башне были установлены новые увеличенные вещевые ящики, вскоре экипажи обнаружили, что их можно успешно использовать как ванну, что было очень удобно в жарком климате. В последствии ящики были даже оборудованы специальным вентилем для слива воды. Бортовые экраны были также переделаны, чтобы облегчить доступ к подвеске и уменьшить облака пыли от гусениц. Со всеми этими усовершенствованиями "Olifant IB" весит 58 тонн с максимальной скоростью движения 36 миль/ч (57 км/ч), что существенно больше 21 мили/ч (34 км/ч) оригинального "Центуриона".
        Спустя пятьдесят лет после постройки южноафриканские "Центурионы" в новом облике "Олифантов" стали наиболее мощными основными боевыми танками в Юго-Западной Африке. Южноафриканская армия имеет на вооружении 224 танка "Olifant", а так же множество вариантов специального назначения.
        Для дальнейшего развития танка "Олифант" обозначенного "Олифант 2" была разработана новая башня с установленной в ней системой управления огнём, сопоставимой по характеристикам с аналогичной системой танка M1A2 "Aбрамс". "Olifant 2" может вооружаться 105-мм низкоимпульсной нарезной пушкой GT-8 или 120-мм гладкоствольной пушкой. Эта башня может быть, в случае необходимости, быстро запущена в производство и установлена на существующий корпус танка "Olifant", чтобы создать мощный и недорогой основной боевой танк 21-ого столетия. Немногие системы оружия имели такую долговечность как "Центурион". Это замечательная дань британским проектировщикам, чей танк, задуманный в 1943 году, остаётся в строю еще и в 2003 году.


Библиография:
Саймон Дунстан (пер. с англ. Михаил Эпштейн}

Энциклопедия танков. 2010.



Оригинал статьи '"Центурион" - универсальный танк' на сайте Словари и Энциклопедии на Академике